Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Гроссман Исаак (1892-1977)

 

Исаак Гроссман

Исаак Гроссман – легендарный болельщик одесского футбола, яркий, необыкновенно одаренный человек, долгие годы популярный во всех слоях населения города.

Родился 18 августа 1892 года в Одессе.

Одесситы всегда знали и почитали людей, приносящих городу славу – артистов, музыкантов, художников, спортсменов… Хотя наибольших успехов в довоенные годы добивались баскетболисты, а в послевоенные – волейболисты, наибольшей популярностью всегда пользовались футболисты, их знали и обожали все.

Футбол в Одессу в конце XIX века занесли англичане. Даже в финальном матче на первенство России против Петербурга в составе Одессы играло 5 англичан. Со временем англичане уехали, одесский футбол получил хорошее развитие. Выросли свои звезды: фамилии Богемский, Злочевский, Трусевич, Штраус, Малхасов знала вся страна.

Прошли годы, ушли кумиры, все изменилось, многое забыто; ушли поколения настоящих, верных, знающих болельщиков – фанатов.

Кто сегодня помнит Юру Луну, который знал о спорте все; безногого чистильщика обуви у кинотеатра им. Горького Ваню Воробьева – участника съемок на Потемкинской лестнице в фильме “Броненосец Потемкин”; короля болельщиков, любимца одесситов – Гроссмана (иначе его не называли). Этого маленького человека знали все, хотя не было телевидения, о нем не писали газеты и не говорило радио.

Семья Гроссманов жила на Успенской, 127. Отец “держал” магазин на Старом Базаре, мать – домохозяйка. Не закончив обучение в гимназии, Гроссман стал работать помощником адвоката (в дальнейшем ему часто приходилось выполнять функции третейского судьи), позже до войны и после возвращения из эвакуации во Фрунзе – работал начальником болтового цеха, но главным в его жизни был ФУТБОЛ. Это был беззаветный болельщик одесского футбола. Говорили, что он сопровождал команду на выездных играх. После поражений долго не приходил домой, где-то бродил, прятался, никого не хотел видеть. До войны его кумиром был Александр Штрауб, а после войны Константин Фурс. После забитого гола все трибуны вставали и смотрели на 38-ю, где “бушевал” Гроссман. У него там было постоянное место, которое не продавалось, пока он был жив. Во всяком случае, известно только об одной пропущенной Гроссманом игре.

Исаак Гроссман

18 мая 1936 года состоялось торжественное открытие “Стадиона у моря”. Присутствовали генсек КП(б)У В.С. Косиор и генсек ЛКСМУ Андреев. Гроссман прийти не смог – за день до этого его забрали в НКВД. Вернулся чернее тучи – пришлось дать расписку с обязательством не идти на стадион. Компетентные органы не могли допустить, чтобы он своими “штуками” отвлекал 22 тысячи советских людей, которые, конечно же, мечтают смотреть на товарищей Косиора и Андреева, а не “штуки” какого-то Гроссмана. Утверждение спорное. Секретари менялись, Гроссман оставался, и на него ходили смотреть. А особенно, любили его послушать. За ним толпой ходили люди, пытающиеся загнать его в угол всевозможными вопросами.

Исаак Гроссман

Посмотрите на фотографию – и поймете, чем это заканчивалось. Все довольны, все смеются и “имеют что сказать” друзьям. Им в то время не так часто удавалось посмеяться от души и они спешили в театр Гроссмана. Это был яркий, самобытный, талантливый человек. Его шутки рождались легко и их сразу запоминали. Роман Карцев запомнил его обращение с трибуны к Констанину Фурсу: “Котя! Моя семья единогласно признала тебя лучшим футболистом Европы”. Вспоминают его реакцию на красивую игру “Черноморца”: “Проверьте у них паспорта, это переодетые бразильцы!”. На собрании болельщиков “Черноморца” он с трибуны рассказывал о поездке на игру во “враждебный” Николаев. После проигрыша хозяев в автобус летят камни, крики, свист “а мы тихо сидим и только любуемся друг другом, радоваться начали только после Варваровского моста”. Там же он ответил на призывы к болельщикам “не кричать, не свистеть (тогда не сквернословили, а приходили семьями, с детьми)”: “Как я могу не кричать, когда мы ведем 1:0, Котя уже забил, а до конца игры 80 минут? Откуда слово болельщик? У него болит, он и кричит”.

Исаак Гроссман

Когда семья жила уже на ул. Генерала Петрова, в 1967 году ему подарили мяч с надписью: “Старейшему любителю одесского футбола в день 75-летия”. На мяче подписи: Футерман, Черкасский, Колдаков, Заболотный, Попичко, Звенигородский, Москаленко, Шиманович, Дерябин, Секеч, Зальцман… (мяч хранится во Всемирном клубе одесситов).

 

Умер Исаак Гроссман 9 августа 1977 года.

Уже не было Великого болельщика. А после забитого гола трибуны вставали и с надеждой смотрели на 38-ю трибуну, где когда-то бушевал Гроссман.

Тот, кому повезет занять его место на стадионе, должен знать, кто там сидел долгие годы, и слышать, иногда, очень давно сорванный голос веселого, ни на кого не похожего, всеми любимого маленького человека.

Было бы справедливо, чтобы на каком-то месте нового стадиона была табличка приблизительно такого содержания: “Здесь на протяжении многих лет сидел легендарный болельщик - Исаак Гроссман, пропустивший за все это время всего один матч”.

 

Валентин Брамбилла, инженер

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom