Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Де Волан Франц (1752-1818) – инженер-строитель

 

Де Волан

Родился 20 сентября 1752 года в Антверпене.

Одессе повезло, что в годы ее рождения рядом с де Рибасом находился талантливый голландский инженер, участник последней русско-турецкой кампании Франц де Волан.

Более двух тысячелетий назад на берегу нынешней Одесской бухты находилась греческая гавань Истриан – античный предшественник одесского порта. Древнегреческие “одесситы” прекрасно осознавали исключительно выгодное географическое положение своей гавани. Здесь некогда расцветал античный предшественник Одессы – город Борисфен. Поэтому не случайно первые “екатерининские одесситы” – адмирал Иосиф де Рибас и его единомышленник инженер-полковник Франц де Волан – избрали для основания своего города и порта именно это, оптимальное место. Они отчетливо понимали огромные преимущества Хаджибейского рейда по сравнению с любыми другими на Черном море и настойчиво предлагали заложить город и порт именно в Хаджибее. Они же и добились того, что 27 мая 1794 года Екатерина подписала рескрипт, начинавшийся словами: “Уважая выгодное положение Хаджибея при Черном море и сопряженные с оным пользы, признали Мы нужным устроить там военную гавань купно с купеческою пристанью…”. Де Волан отправляет в Сенат две докладные записки “о выгоде Хаджибея”.

Де Рибас и де Волан вскоре после взятия Хаджибея провели специальные работы по измерению Хаджибейского рейда и, по словам Александра де Рибаса, “план основания Одессы был выработан исподволь, систематично, основательно”. Эти работы показывали, что за два с половиной тысячелетия, которые отделяют время рождения Одессы от античного Борисфена, навигационная ситуация в этом районе существенно не изменилась. Поэтому вслед за своими античными предшественниками, основавшими здесь город Борисфен и гавань Истриан, Франц де Волан воспроизводит их опыт и размещает будущую Одессу на том же самом – выгодном – месте. Трудно переоценить значение тех гидротехнических измерений для последующей судьбы Одессы. Город и его порт оказались расположенными в идеальном месте. Франц де Волан при их планировании и строительстве использовал весь строительный и архитектурный опыт античной цивилизации, который был обобщен в уникальной энциклопедии – трактате “Об архитектуре” великого римского архитектора Витрувия. Де Волану удалось построить едва ли не идеальный порт.

Де Волан

Его гидротехнические работы в Хаджибейской бухте показали, что глубина воды в ней не превосходит 42 футов (12,8 м), причем наибольшая – напротив нынешнего мыса Ланжерон. В остальных частях бухты эта глубина, начиная с 30 футов (9,15 м) на расстоянии от берега около 400 сажень (853,6 м), быстро становится все меньшей по мере приближения к северной части бухты, где образуется обширная отмель глубиной менее 24 футов (менее 7 м). Это создает опасности для прохождения и маневрирования судов с глубокой осадкой. Безопасный вход в бухту располагался лишь с юго-востока.

Поэтому Одесса оказывалась уязвимой для вражеского флота лишь со стороны мыса Ланжерон. Именно на нем де Волан и располагает основную крепость, которая должна была препятствовать прохождению неприятельских кораблей в залив. Если же они все-таки попадали в последний, то могли приблизиться к берегу лишь в районе другой крепости – Малого жете, – расположенной на месте былого Хаджибейского замка. Здесь находился единственный возможный вход в гавань, который со стороны моря был огорожен Платоновским молом.

Ранее принято было считать, что лавовый камень привозился из Неаполя в Одессу лишь вынужденно – как балласт для порожних судов. Потом его некуда было девать, а потому приходилось использовать для мощения. Но почему же он привозился лишь из Неаполя, из-под Везувия? Становится ясным, что де Волан, следуя советам Витрувия, специально позаботился о том, чтобы вынужденным балластом оказался именно такой камень – самый прочный для строительства и мощения одесских улиц. Этим он обеспечивал “необычайной силы твердость”, “незыблемость” и “вековечность” всех сооружений порта и города. Наверное, эти советы Витрувия оказались по душе и де Рибасу: Одесса строилась и мостилась из камней его родины – Неаполя.

Де Волан

Вспоминая о подвиге Щеголева, вышедшего победителем в неравной артиллерийской дуэли с вражеской эскадрой во время Крымской войны, снова вспомним и о де Волане, который разместил Одессу на юго-западной стороне бухты и оградил ее порт с востока Платоновским молом, который защищал единственный возможный проход в порт со стороны Ланжероновского мыса. В этом узком проходе неприятельские корабли не могли развернуться в боевой порядок, чтобы использовать мощь всех своих орудий. Батарея же Щеголева была установлена на Платоновском молу, у самого уреза воды. Именно в этом, ключевом месте она смогла защитить самый уязвимый участок входа в гавань и не позволила вражескому флоту приблизиться к городу, чтобы высадить десант. На всех остальных участках Одесского залива и прилегающего побережья флот при приближении к берегу неминуемо бы садился на мель. Чем кончилась такая попытка английского фрегата “Тигр” у Малого Фонтана, мы хорошо помним.

Так де Волан своими расчетами предопределил возможность подвига Щеголева и вместе с бесстрашным поручиком спас свой город от оккупации. А пушка с фрегата “Тигр”, ставшая убедительным символом гражданского единения и мужества одесситов “во дни бед народных”, является также и памятником предусмотрительному гению первостроителя Одессы и ее порта. Благодарные портовики установили его бюст при въезде в порт (1996 г.) и мемориальную доску в память о нем возле Портклуба, где находится Музей Одесского порта (2000 г.). На территории порта проходила улица Деволановская.

Де Волан

Как и де Рибас, де Волан вскоре после смерти императрицы был отстранен от всех должностей и вызван в столицу, а на все его имущество был наложен арест. Впоследствии Павел одумался, и имущество де Волану было возвращено. Как пишет Олег Губарь, “карьера замечательного инженера-строителя и государственного деятеля весьма успешно продолжилась”: император пожаловал де Волана “командором Св. Иоанна Иерусалимского”, и тот вновь смог заниматься любимой работой.

В Одессу он не вернулся, лишь посетил ее однажды в 1800 году.

Франц Павлович (как его называли в России) де Волан скончался 30 ноября 1818 года в Санкт-Петербурге, где похоронен на Волковом кладбище.

Его фигура является элементом скульптурной композиции “Основатели Одессы”, установленной на Екатерининской площади в 1900 году (архитектор Ю.М. Дмитренко, скульптор Б.В. Эдуардс), которая с приходом Советской власти была уничтожена. Осенью 2007 года памятник был возрожден.

 

Анатолий Горбатюк, журналист

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom