Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Лельчицкий Владимир Наумович (1896-1988) – врач.

 

В.Н. ЛельчицкийСтудент Новороссийского университета

Родился 22 сентября 1896 года в Одессе. Отец умер от туберкулеза, когда Владимиру не исполнилось еще и 13 лет, и эта трагедия в семье определила его дальнейший путь. Мечта о высшем медицинском образовании осуществилась только в советское время: в 1918-23 гг. он студент первого послереволюционного набора на медицинский факультет Новороссийского (Одесского) Университета. Первые шаги молодой врач делает в больнице в Захарьевке (позже райцентр Фрунзовка Одесской области), где он был и терапевтом, и хирургом, и акушером. Сперва к молодому врачу отнеслись настороженно, но его знания, доброжелательность и бескорыстное стремление сделать максимум возможного для больных вскоре сделали его очень уважаемым человеком.

Вместе с Владимиром в Захарьевку приезжает жена – Ада Черткова, поддерживавшая его более 50 лет, в течение всей их совместной жизни. После возвращения в Одессу доктор работает в клинике медициинского института, а затем в Водздравотделе Черноморского пароходства. В последующие годы он специализируется как врач-фтизиатр в Одесском научно-исследовательском туберкулезном институте. Доктор Лельчицкий участвует в научно-медицинской жизни, публикует исследовательские статьи и начинает писать дисссертацию по лечению туберкулеза легких.

Война внесла свои коррективы. С первых дней войны он служит на Керченской военно-морской базе в должности начальника санитарной части морского батальона, затем участвует в обороне Севастополя с первого по последний день. Военврач II ранга Лельчицкий был назначен на знаменитую 34-ю батарею, затем были 25-я Чапаевская дивизия, 268-й полевой подвижный госпиталь (ППГ), 103 медсанбат, 357-й ППГ и др.

Во время обороны Севастополя из-за полной блокады снабжение продуктами было крайне трудным, что привело к массовому заболеваниею цингой в армии в 1942 году. Командование Приморской армии организовало специальную комиссию, работой которой руководил В. Лельчицкий. В результате 95% больных вернулось в строй. За эту работу его представили к ордену.

В июне 1942 года Лельчицкого переводят начальником в 316-й ППГ, размещавшийся в штольнях вблизи Камышевой бухты. Это было единственное место в городе, куда прорывались военные корабли с Большой земли. Последним из них был лидер “Ташкент”. По приказу командования Приморской армии на корабль ночью 27 июня были погружены все раненые из 316-го госпиталя. Доктор Лельчицкий руководил работой медицинского персонала на борту судна, но долг врача потребовал остаться с защитниками Севастополя.

В.Н. ЛельчицкийКарандашный рисунок, выполненный в Шталаге "Темвод", 1943 г.

В конце июня 1942 года немцы практически овладели Севастополем. Владимир Лельчицкий с оставшимися врачами и медсестрами госпиталя организует в вырытах под обрывистым берегом ямах подобие перевязочного пункта, где оказывалась первая помощь раненым, при отсутствии медикаментов и питьевой воды. 4 июля немцы взяли в плен измученных последних защитников Севастополя, среди них был В. Лельчицкий. Пленных погнали в Бахчисарай, а оттуда в Джанкой, по дороге убивая евреев и коммунистов. Понимая, что ему грозит смертельная опасность, Лельчицкий, блондин со светлыми глазами, выдает себя за украинца.

В Джанкойском пересыльном лагере для военнопленных он встречается со знакомым по Одессе доктором В.Е. Шевалевым (после войны профессор, главный офтальмолог Украины), работавшим в лагерном немецком лазарете и уговорившим администрацию принять В. Лельчицкого в качестве русского помощника врача. Вскоре Шевалев, узнав, что предатель выявил Лельчицкого, как еврея, сумел включить его в уходящую колонну пленных. Так В. Лельчицкий оказался в Шталаге № 346 (стационарном концлагере для военнопленных) в пригороде Николаева, в поселке Темвод. В конце 1942 года в лагере была организована группа, связанная с действовавшим в Николаеве антифашистским подпольем. Ядро лагерной группы находилось в лазарете на тысячу пленных, которым управляла немецкая администрация, но фактически вся помощь раненым и больным оказывалась персоналом из пленных врачей и санитаров. Владимир Лельчицкий вскоре стал главным русским врачом лазарета. Ставя военнопленным ложные диагнозы, он спасал их от угона в Германию. В некоторых случаях таких больных помещали в тифозный изолятор, куда никогда не заходили немцы. Каждый подобный случай был связан с огромным риском, т.к. немецкое руководство лазарета с недоверием относилось к врачам из числа пленных и в любой момент могло проверить диагноз больного. Бывало, немцы внезапно врывались в операционную, требуя, чтобы операции проводились в их присутствии, поэтому в нескольких случаях В. Лельчицкий с операционным персоналом имитировал удаление “гнойного аппендицита” у лжебольных, удаляя здоровый аппендикс. Он также подбирал надежных людей из числа военнопленных, которым затем устраивались побеги из лагеря. В числе бежавших были офицеры-летчики Голубев и Сарычев, которые после войны отыскали доктора, чтобы поблагодарить за спасенную жизнь. Дружеские отношения с ними В. Лельчицкий сохранил на всю жизнь.

В.Н. ЛельчицкийФрагмент экспозиции в Николаевском краеведческом музее с экспиратором Лельчицкого

(В конце 70-х годов в газете “Вечерняя Одесса” появилась статья об известном профессоре Воробьеве из Донецка. В ходе интервью профессор вспомнил, как оказался в лагере Темвод. “Я знаю, что замечательный врач, который спас меня и многих других пленных в лагере, жил до войны в Одессе и фамилия его была, кажется, Лисицкий”. После выхода этого номера газеты Лельчицкому стали звонить знакомые, узнавшие его, а через 2 дня журналист Евгений Голубовский организовал в редакции встречу этих двух ветеранов).

За полтора года подпольной деятельности удалось организовать побеги из Темвода более чем 500 военнопленных. Благодаря конспирации, многие из бежавших даже не знали, кому они обязаны своим освобождением. Конспиративные встречи подпольщиков часто проходили во время сеансов массового гипноза, которые устраивал доктор Лельчицкий, чтобы отвлечь внимание немецкого персонала и охраны лазарета. (Со студенческих лет доктор увлекался гипнозом). С 1943 года Владимира Лельчицкого стали под конвоем выводить за пределы лагеря на сборный пункт биржи труда, куда сгонялось местное население, особенно молодежь, для отправки на принудительные работы. От врачей требовали свидетельство, что по состоянию здоровья они пригодны для работы в Германии. Лельчицкий, рискуя быть изобличенным в саботаже, придумывал различные диагнозы для освобождения этих людей от отправки в неволю. Так человеку с воспаленными от пыли глазами он ставил диагноз – трахома, истощенному – туберкулез и т.д.

В.Н. ЛельчицкийКарандашный портрет, выполненный после освобождения из плена, 1944 г.

С приближением фронта к Николаеву в начале 1944 года немцы решили ликвидировать лагерь Темвод, а пленных этапировать в тыл. В прифронтовой сумятице при участии В. Лельчицкого удалось организовать побег из лагеря последней группы пленных, но сам доктор был отправлен по этапу в Одессу, где лагерный лазарет разместили на городской окраине Слободка-Романовка, на территории бывшей областной больницы. Здесь ему удалось бежать из строго охраняемого лазарета и добраться до конспиративной квартиры на Слободке. Он скрывался там несколько дней, а потом был тайно переправлен в Одессу, на квартиру доктора М. Эгиз, где дождался прихода Красной Армией.

Органы СМЕРШ прибыли в Одессу, имея информацию об участниках Николаевского подполья. Поэтому В. Лельчицкий не был ни арестован, ни направлен в штрафные роты. Ему присвоили звание майора медицинской службы и направили в Отдельную танковую армию генерала Катукова, с которой он прошел путь до Берлина. За несколько месяцев боевой службы он был награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды и медалями за личное мужество и героизм во время Берлинско-Одерской операции и за спасение жизни нескольких сот красноармейцев, отравившихся спиртом-денатуратом в одном из занятых немецких городков. Обычно люди, выпившие такой спирт, погибают или слепнут. Все солдаты, спасенные по методу доктора Лельчицкого, остались живы и сохранили зрение.

В.Н. ЛельчицкийГоспиталь в Потсдаме. Германия. 1945 г.

После окончания войны доктор Лельчицкий 2 года был начальником туберкулезного отделения госпиталя Группы советских войск в Германии. Здесь же он изобретает экспиратор для оказания помощи в тяжелых случаях туберкулеза легких, часто с летальным исходом. Аналогов такому аппарату в советской и зарубежной медицине в те времена не существовало. Сконструированный в 1945 году в условиях фронтовой обстановки, экспиратор был усовершенствован и стал успешно применяться как самим изобретателем, так и врачами-фтизиатрами в многочисленных клиниках страны. Институтом туберкулеза Академии медицинских наук этот аппарат был рекомендован для внедрения в медицинскую практику. Студенты-медики изучали применение аппарата в курсе фтизиатрии. Более 20 лет он выпускался на Ленинградском заводе медицинской техники “Красногвардеец”. Аппарат под названием “Экспиратор Лельчицкого” более чем 10 лет демонстрировался на ВДНХ СССР. Об аппарате и его создателе были опубликованы статьи в Большой Медицинской энциклопедии, многих журналах и справочниках. С помощью экспиратора сам доктор спас более тысячи больных, а ведь этим аппаратом пользовалось множество врачей по всей стране. (Совсем недавно я встретил человека, которому В. Лельчицкий сохранил жизнь с помощью экспиратора в начале 60-х. Он вспоминает: “Доктор сказал мне: Вы – 384-й пациент, которому я применил экспиратор”).

Потсдам, Германия. 1945 г.

В 1947 году майор медицинской службы Владимир Наумович Лельчицкий возвращается в Одессу, работает заведующим отделением туберкулеза больницы Черноморско-Азовского пароходства, консультирует в медицинских учреждениях города. В начале 50-х годов, доктор Лельчицкий блестяще защитил диссертацию, которая обобщила многолетний практический опыт врача-фтизиопульмонолога.

Больные туббольницы, находившиеся на лечении месяцами и даже годами, с нетерпением ожидали ежедневных обходов доктора Лельчицкого – это была действенная психотерапия: внимательный осмотр и оптимистическая оценка, приветливость, мягкий юмор. Обладая огромными знаниями и богатой интуицией, вниманием и любовью к больному человеку, что отмечали все, доктор был прекрасным диагностом и даже без рентгеновского исследования ставил четкий диагноз, который всегда подтверждался. В быту он был совершенно неприхотлив, всегда погружен в мысли о работе и об очередной статье или исследовании. Активно сотрудничал в нескольких научных медицинских обществах – терапевтов, хирургов, фтизиатров – с такими известными деятелями медицины, как академик Ясиновский, профессор Левина и другими ведущими специалистами. С особым вниманием относился к молодым врачам.

В.Н. Лельчицкий Выступление на научной конференции. 1960-е годы.
(В президиуме академик М.А. Ясиновский).

Рассказывает бывшая старшая медсестра больницы Ф. Лебедь: “Доктор Лельчицкий был прекрасным человеком, к сотрудникам относился как родной отец, никогда в жизни не повышал голоса, старался помочь советом или делом. Он был необычайно деликатным, никогда не делал замечаний при посторонних. Я проработала с ним с 1950 по 1979 год. Такого человека можно встретить только один раз в жизни”.

Ему неоднократно предлагали возглавить больницу, уйти из госпиталя, заняться “чистой наукой”, но он отвергал все эти предложения, т.к. не мог оставить своих больных. Он не ждал специальных приглашений или просьб, если человек нуждался в его помощи. В такие моменты его нельзя было остановить. Однажды в особо снежную зиму ночью позвонили из областной больницы на Слободке, сообщили, что больной в критическом состоянии и пообещали прислать машину. Были снежные заносы, транспорт плохо ходил и машина все не шла. Тогда доктор, которому уже было далеко за 70, пошел пешком на другой конец города. Он шел несколько часов, но успел спасти больного.

В.Н. Лельчицкий 70-е годы

В.Н. Лельчицкий модернизировал известный специалистам метод Гевилера по реанимации людей, оказавшихся в состоянии клинической смерти, и успешно его использовал в самых критических случаях. Применяя этот метод Лельчицкого-Гевилера, ему лично удалось вывести из состояния клинической смерти ряд больных.

Вспоминает врач Ц. Ульяницкая, много лет проработавашая в больнице под началом доктора Лельчицкого: “В тяжелых случаях туберкулеза легких, когда происходит разрыв легочной ткани и воздух нагнетается в плевральную полость, он сжимает легкие и сердце, наступает удушье, которое может привести к смерти... Доктор обучил меня использованию экспиратора, который легко, в течение нескольких минут снимает это состояние. В аппарате есть антиклапан для пропуска воздуха из плевры, что и спасает жизнь человека. Этот аппарат незаменим в любых условиях и дает моментальный эффект. Я неоднократно вводила аппарат тяжело больным и оценила его эффективность. Несколько раз во время моих дежурств у больных происходила остановка сердца и наступала клиническая смерть. Я проводила реанимацию по методу доктора Лельчицкого и оживляла этих больных буквально за несколько минут...”.

В.Н. Лельчицкий 70-е годы

Вспоминает дочь известного эпидемиолога М. Минчина: “Мой отец занимал высокое положение в горздраве Одессы. Во время «дела врачей» его выгнали со всех постов, отец с трудом устроился на работу простым лаборантом. Все знакомые и друзья отвернулись от нашей семьи, только доктор Лельчицкий, сам находясь под угрозой репрессий, не испугался, поддерживая отца морально, принимал участие в его делах, продолжал встречаться с нами...”.

Доктор Лельчицкий ушел с должности заведующего отделением больницы водников, когда ему было далеко за 80, но продолжал консультировать в больнице и других медицинских учреждениях Одессы почти до самого конца своей жизни. Он считал, что возраст человека определяется не датой рождения, а физическим и интеллектуальным состоянием. Даже в свои 90 лет он начинал каждый день с физических упражнений. Продолжал писать научные статьи для медицинских журналов, выступать на заседаниях научных обществ, многократно избирался в президиум обществ терапевтов и фтизиаторов при Доме Ученых, работал в советах ветеранов войны и партизан, занимался изобретательской деятельностью. Он скончался в возрасте 92 лет, редактируя свою очередную научную статью.

В.Н. Лельчицкий80-е годы

Не только многие бывшие пациенты и коллеги помнят доктора Лельчицкого. Катерина Ющенко, супруга бывшего Президента Украины, выступая в Галицкой синагоге Киева 1 октября 2009 года сказала: “Военный хирург Владимир Наумович Лельчицкий в годы войны, находясь в немецком концлагере на территории Украины, спас жизни более 100 (?) военнопленным и предотвратил вывоз сотен украинцев на принудительные работы в Германию”.

Доктор Лельчицкий неоднократно был представлен к присвоению звания Заслуженного врача, награждению орденом Ленина, но бюрократическая машина и государственный антисемитизм препятствовали этому. Однако награда этому скромному человеку была в другом – в музейных экспозициях Севастополя, Николаева и Одессы, в благодарной памяти о нем многочисленных больных, спасенных им в годы войны и мира, в памяти коллег и знавших его людей, которые сейчас живут по всему миру.

 

Анатолий Осетинский, журналист

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom