Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Ладыженский Ефим Бенционович (1911-1982)

 

Ефим Ладыженский

Ефим Бенционович Ладыженский – живописец, график, художник театра и кино.

Родился 24 февраля 1911 года в Одессе.

В школьные годы учился в студии Ю. Бершадского (1869-1956), затем на театральном отделении Одесского художественного института (1927-1931), по окончании которого работал в театрах Краснодара, Ташкента, Ашхабада, Москвы (где жил с 1936 г. и стал художником киностудии “Мосфильм”), оформлял спектакли (свыше 70), в том числе “Вишневый сад” А. Чехова, “Женитьба” Н. Гоголя, постановки пьес А. Арбузова, В. Розова и других советских драматургов. Ладыженский выполнил также эскизы декораций и костюмов к неосуществленным постановкам: “Закат” И. Бабеля, комедий В. Маяковского, оперы на либретто Э. Багрицкого “Дума про Опанаса”.

Ладыженский признался как-то дочери, что “жил хорошо, пока не понял, что жизнь кончается”. Эта мысль о тленности мира, стремление одолеть смерть, тоска по бессмертию стали лейтмотивом его циклов станковых картин, к созданию которых Ладыженский обратился в начале 1960-х гг. Первый из циклов – “Бабель – Конармия”, написанный темперой, зримо воплощает трагическое самоощущение Бабеля: “Разлетается жизнь. Я на большой непрекращающейся панихиде”. Печальные раввины, неистовые кавалеристы, сорванные со стен распятия, отрезанные головы; сосуществующие на одном полотне кони, покойник, занятая любовью пара – это жизнь на грани смерти.

Эскиз декорации к балету “Белеет парус одинокий” по В. Катаеву

 В начатом почти одновременно втором цикле “Одесса – город моего детства” Ладыженский, используя свой опыт театрального художника, создает как бы ряд мизансцен, полных ностальгии и едкой иронии. Он совмещает передний и задний планы, лишая композицию глубины и пространственной перспективы, и словно опрокидывает на зрителя красочное многообразие жизни нэповской Одессы 1920-х гг., в значительной мере еврейской, с ее шиком и убожеством, с ее многолюдьем уличных перекрестков, с колоритным свадебным застольем, чинной похоронной процессией, бегом пролеток по Дерибасовской – жизни, ушедшей в прошлое, еще живой в памяти, но уже ненужной. Альбом репродукций с полотен этого цикла (“Е. Ладыженский. Город моего детства”, М., 1975) и три персональные выставки – за почти 50 лет творчества – означали официальное, хотя и сдержанное, признание художественных достижений Ладыженского.

Е. Ладыженский в своей мастерской в Иерусалиме. 1980 г.

В 1970-х гг. в произведениях Ладыженского нарастают трагические ноты. Даже изображения интерьеров и натюрморты насыщаются динамичной экспрессией и напряженным драматизмом. В цикле “Каркасы” он срывает с предметов и человека плоть, обнажая их костяк, их более долговечную первооснову. Его “Корни” – это борьба с умиранием: дерево уже мертво, но засыхающие корни цепко держатся за жизнь. Пейзажи цикла “Люблинское кладбище” – экстатический крик против уродства и неправоты смерти.

Корни

Ladyzhenskiy18 “Растения”

В 1978 году Ладыженский репатриировался в Израиль. Перед выездом он уничтожил около двух тысяч работ из-за невозможности оплатить их вывоз, а 30 картин из цикла “Бабель – Конармия” (повторенных позднее в графике) Министерство культуры Советского Союза присвоило себе в обмен на разрешение вывезти некоторые произведения последних лет. Этот акт самоистребления глубоко ранил душу художника.

Е. Ладыженский

За четыре года жизни в Израиле Ладыженский завершил циклы “Вечный жид”, “Автопортреты” (полный щемящих сюрреалистических сопоставлений) и другие, создал ряд отдельных работ, в том числе “Колючку” – своего рода портрет самого жизнестойкого растения. Его три персональные выставки были высоко оценены израильскими критиками, отмечавшими виртуозное мастерство и откровенность самовыражения художника. Однако в своих духовных поисках Ладыженский не мог уже обрести душевного равновесия, и мысль о безнадежности противостояния смерти привела его к самоубийству в 1982 году.

 

Аркадий Креймер, журналист,
по материалам сайта художника и СМИ

 

 

Репродукции работ Ефима Бенционовича Ладыженского

 

Автопортреты

 

Ladyzhenskiy13 Сухие бычки

 

Из цикла рисунков по "Конармии" И.Э. Бабеля

 

Работы начала 70-х годов, из коллекции Евгения и Светланы Калинских

 

Ladyzhenskiy5 Распродажа уцененных товаров

Ladyzhenskiy6 Толчок (холст, темпера)

 

Ladyzhenskiy7 Мы заворачивали конфеты (у мадам Стиро)
(Холст, темпера)

Ladyzhenskiy4 Дворовые музыканты
(Картон, темпера)

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom