Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Бейзерт Генрик Владимирович (1877-1960)

 

Генрик Бейзерт

Генрик Владимирович Бейзерт – один из основателей зоопарка в Одессе, родился 16 апреля 1877 года в Христиании (ныне Осло), Норвегия. В трехлетнем возрасте он вместе с матерью, Генриеттой Ресинг, уроженкой Тронхейма, и его братьями переехал из Норвегии к деду, который к тому времени жил в России.

Его дед Карл приехал в Россию в период экономического кризиса. Он приобрел лицензию на ловлю рыбы в морях на севере страны. Точнее, им были приобретены участки побережья с разрешенной рыбной ловлей. Карл Бейзерт был человеком состоятельным и, расширяя свой промысел, мог приобретать участки и на юге Империи. Своему сыну Вольдемару он оплатит учебу на западе и в России.

Вольдемар Бейзерт в свое время был известен как крупный антрепренер, как владелец и создатель театров (например, он основал популярный в Москве театр Акбаева). По свидетельству Л.А. Гипфрих, биографа и друга семьи Бейзерт, в семейном архиве хранился рисунок, на котором Вольдемар Бейзерт запечатлен карандашом великого русского художника Валентина Серова. О популярности в театральных кругах Вольдемара Бейзерта говорит тот факт, что свой бенефис он отмечал в знаменитом московском театре “Аквариум”. Но с особенным удовольствием организовывал Вольдемар Карлович гастроли цирковых артистов. Будучи владельцем передвижных цирков-шапито, он был устроителем выступлений Дуровых, дружба с которыми занимала важное место в его жизни. Братья Дуровы – Анатолий Леонидович и Владимир Леонидович, были очень известными цирковыми артистами. Они работали в жанре клоунады и занимались дрессировкой животных. В основу их дрессуры были заложены принципы, отличающиеся от тех, которые были приняты в то время. Владимир Леонидович использовал природные инстинкты и рефлексы животных. Добром и поощрением можно добиться от животного необходимого поведения и продемонстрировать это в цирковом выступлении. Великий мудрец, автор учения об условных рефлексах Иван Петрович Павлов очень интересовался работами Дурова.

Но вернемся к юному Генрику Бейзерту. Его дед решил оставить у себя самого младшего из внуков. Карл Бейзерт, весьма недовольный характером деятельности своего сына, который был целиком поглощен антрепренерской деятельностью, желал для своего внука другой участи. Вероятно, он и повлиял на выбор учебного заведения для юного Генрика. По воспоминаниям дочери Генрика Бейзерта Лидии, это мог быть лицей или колледж естественно-научного направления, который ее отец закончил в Норвегии.

Возвращается в Россию Генрик Бейзерт уже после смерти своего деда.

Впервые в Одессу он попадет на одном из судов своего дяди, перевозивших сельдь (в 1892 или в 1894 г.). Поселившись вместе с матерью, молодой человек вначале работает в варьете и театрах своего отца, играет на сцене. Специального театрального образования у него не было, но общение с театральными знаменитостями той эпохи не могло пройти для него даром. Его очень привлекает режиссура. Однако отнюдь не театральные подмостки станут полем его битвы. В 1907 году интерес к естественным наукам привел его в Париж, где в Сорбонне он с увлечением изучает биологию. К этому времени Генрик Бейзерт уже был женат на одной из наследниц семьи Феррейнов – известных в России владельцев аптек, выходцев из обрусевших немцев. Это были весьма состоятельные люди, на откуп которым была отдана вся фармацевтика в России. Феррейны финансировали многие проекты, связанные с естественными науками, в частности они были спонсорами Московского зоопарка, где ими было построено много сооружений. Некоторые флигели на старой территории сохранились до настоящего времени. Возможно, деятельное участие Феррейнов в организации Московского зоопарка сыграло определенную роль в жизни Генрика Бейзерта.

В 1908 году он возвращается в Одессу, и его полностью захватывает идея организации зоопарка. Проекты зоопарка существовали и в прошлом веке. Прежде в городе имелись передвижные зверинцы, в основном, иностранные. Впервые о необходимости создания стационарного зоопарка в Одессе заговорили в 1888 году.

Как и в случае с постройкой нового оперного театра в Одессе причиной был… Париж.

Открытие Гранд-Опера вызвало у амбициозных одесситов желание построить что-то превосходящее. И результат, как говорится, “налицо”!

Но нашему зоопарку повезло гораздо меньше.

Вот его предыстория. В 1888 г. в том же Париже открылся знаменитый “Jardin de plantes” (жардэн де плант) и городской голова Григорий Маразли, увидев в Париже это “седьмое чудо света”, пожелал иметь в Одессе нечто подобное. Желание Маразли для Одесской думы – закон, и городскому архитектору Кляйну было поручено составить план “жардэн де плант”, который по-одесски был назван “пальмариумом”. Местом постройки было избрано Куликово поле. Пальмариум (площадью 2 кв. десятины) должен был быть покрыт стеклом, иметь центральное отопление и прочие технические новшества.

Начались бесконечные споры о возможности осуществления этого проекта. Было выдвинуто предложение о постройке зоосада на Французском бульваре при школе садоводства. Однако вскоре школа садоводства перебралась на заставу, а дело зоопарка совсем заглохло. Тем не менее как подтверждение грандиозного проекта создания зоопарка на территории бывшей дачи Маразли (впоследствии санаторий Чкалова) сохранились сооружения тогдашних “пальмариумов”. В 1889 г. появились очередные чертеж и план “Зверинца на Полицейской улице у обрыва”, но на этом все закончилось.

Только в 1910 году в Одессе вновь заговорили о зоосаде в связи с открытием в Александровском парке сельскохозяйственной и промышленной выставки. Территория выставки была очень интересно оборудована, были сооружены даже готовые помещения для животных, множество крытых павильонов, иллюминированный фонтан, даже раковина для оркестра. Все это великолепие освещали 250 дуговых фонарей. Какая заманчивая перспектива для создания здесь зоосада! Кстати, на выставке экспонировалась часть богатой коллекции Фальц-Фейна из его поместья Аскания-Нова. Сам Карл Гагенбек приехал из Гамбурга и предложил городской управе свои услуги по созданию зоопарка. Однако городской голова Моисеев решил, что территория Александровского парка понадобится при расширении будущего курорта, и отдал приказ о сносе всех построек. Для зоосада было предложено использовать территорию бывшего ботанического сада Луи Десмета. Заметим, что от этого некогда роскошного сада нам досталась всего одна реликвия – огромный некогда дуб “Чорна нiч”, на который то и дело наезжают совершенно равнодушные ко всему, кроме собственных доходов, коммерсанты.

А тогда, в далеком от нас 1910 году, городские власти и общественность принялись за дело ревностно, но неспешно.

Почти 4 года заняли предварительные переговоры, составление планов, чертежей. Спорили чуть ли не по поводу формы будущих смотрителей зоопарка. При составлении списка будущих животных зоопарка профессора Батуев и Лигнау “использовали всего Брэма”, и, как пишет в своих воспоминаниях Генрик Бейзерт, “не осталось на земном шаре ни одного вида, который не требовали включить в число постоянных жителей Одесского зоопарка”.

Генрик Бейзерт после возвращения в Одессу работает в Одесском сельскохозяйственном обществе, участвует в организации гидробиологической станции. Из записей Генрика Бейзерта о его первых попытках создания зоопарка: “С 1910 г. мною затрачено много времени и денег на сооружение в городе Одессе зоопарка на Французском бульваре на территории 16 десятин. Стоимость этого сооружения должна была достичь 600 тысяч рублей. Сооружение представляло собой маленький городок. Переведены были задаточные суммы в Гамбург Гагенбеку на приобретение животных. В Одессе приступили к большим постройкам…”. С начала существования Одесского общества по акклиматизации животных и растений (“Югоклимат”) Бейзерт – его активный сотрудник. В 1914 г. он организует акционерное товарищество “Одесский зоологический сад”. На улице Петра Великого существовало представительство товарищества, где даже был установлен телефон, что было редкостью в то время. На лицевой стороне билета, приглашавшего на собрание пайщиков товарищества, помещен план будущего зоопарка, где видны ограничивающие его территорию улицы: проспект Шевченко, Ботанический переулок, Семинарская улица, Французский бульвар. Создание будущего зоопарка, если судить по газетным публикациям, шло очень быстро, приступили к постройке помещений для животных, даже провели электричество.

Однако с началом Первой Мировой войны эти грандиозные планы рухнули. На территории зоопарка был организован собачий питомник. Вот что пишет Бейзерт: “…Вместо хищных животных, мне пришлось заниматься собаками, составлением особых отрядов Красного Креста для службы в армии. Более трехсот собак были подготовлены для сторожевой и санитарной службы. Собаки были отправлены в действующую армию…”. Собак, на которых была упряжь и санитарные сумки, обучали таким образом, чтобы они, подходя к лежащему человеку, ложились таким образом, чтобы раненый мог дотянуться до сумки и воспользоваться ее содержимым. В питомнике работал штат инструкторов. Для обучения персонала и передачи собак Бейзерт неоднократно выезжает на фронт.

В годы революционной смуты в городе была сложная обстановка. Одесса переходила из рук в руки, бесконечно менялась власть. После окончательного установления Советской власти в Одессе в 1920 году был перерегистрирован устав общества “Югоклимат”, председателем которого был избран известный ученый профессор Д.К. Третьяков, а секретарем – Генрик Бейзерт.

В 1920 г. общество “Югоклимат” предложило открыть музей природоведения. Для этой цели был арендован Воронцовский дворец, к этому времени полуразрушенный. Именно обществу “Югоклимат” и его энергичному секретарю Генрику Бейзерту принадлежит заслуга в организации первого зоопарка в Одессе. Общество “Югоклимат” занималось разнообразной научной деятельностью. Так после открытия музея, там же в 1921–1922 гг. были открыты сельскохозяйственный и рыбопромышленный техникумы. Именно в этот период были предприняты первые шаги по организации научной части зоосада, налажена связь с иностранными и отечественными зоопарками по вопросам, связанным с наблюдением за животными. 23 сентября 1922 года участок нижнего сада Воронцовского дворца был сдан обществу “Югоклимат” в аренду сроком на 9 лет. В ноябре 1924 г. “Югоклимат” обратился к Губисполкому с предложением помочь строительству зоосада в Одессе. Исполком выделил безработных, которые должны были выполнять трудоемкие работы. На участке нижнего сада и в здании дворца Бейзерт приступил к созданию зоопарка.

Строительство и планировку вел инженер Николай Скредер.

Полным ходом шло сооружение площадок, дорог, спусков, ограждений, зданий, гротов для львов и медведей и др. Конечно, в будущем экспозиция зоопарка, насколько это возможно было на такой скромной площади, должна была быть создана с учетом близкого сердцу Бейзерта зоогеографического принципа. В областном архиве сохранились чертежи изящных павильонов в “монгольском” стиле, гротов для хищников в опорной стене. Для горных козлов была построена горка с фонтаном и пещерами, сохранившаяся, кстати, и по сей день. Большие работы были произведены по укреплению нижней стены для предотвращения оползня. Свыше 2000 хвойных деревьев было засажено на этой территории. У фирмы РуЭ были заказаны для будущей экспозиции животные. Уже упоминавшийся нами Владимир Дуров еще в 1921 г., осматривая зоомузей “Югоклимата” в Воронцовском дворце, обсуждал вопрос о создании будущего зоопарка в Одессе, давал рекомендации по планировке бассейнов для морских животных и зданий для зимнего содержания теплолюбивых. В 1925 г., побывав вновь в нашем городе, Дуров сказал корреспонденту газеты “Одесские известия”: “Я поражен успехами постройки зоосада. При местных условиях, с мизерными средствами устроители зоосада достигли блестящих результатов. В Одессе положено серьезное основание новому зоологическому саду, который принесет много пользы СССР в деле культуры и научного исследования животного мира и природы…”.

В перспективе Генрик Бейзерт рассматривал будущий зоопарк в Одессе как базу для акклиматизации животных, закупленных для других зоопарков и прибывавших в наш город морским путем.

Заметим, что в начале 20-х годов территория, предназначавшаяся для будущего зоопарка, несмотря на близость к историческому центру города, была довольно запущенной. Уголовная хроника тех лет время от времени сообщала о совершенных там преступлениях. Надо ли говорить о том, что благоустройство этого уголка горячо приветствовалось одесситами. Кто же финансировал это строительство?

Оно осуществлялось преимущественно за счет средств “Югоклимата”.

Параллельно со строительством зоосада текла бурная предпринимательская деятельность его директора, который, не получая никаких дотаций на содержание уже имевшихся животных, должен был их кормить. Еще до официального открытия зоопарка на его территории организовывались различные праздники. Открытие “летнего сада Югоклимата” в мае 1925 года ознаменовалось исключительно “идейно-выдержанным” мероприятием: “Под управлением итальянского художника-пиротехника Джузеппе Роджерро и по его эскизам были пущены фейерверки. Было 88 картин в 15 отделениях. Среди них особенно выделялись своей красочностью огневые композиции портретов вождей пролетариата, смычки города с селом, МОПРа, взятие Перекопа и особенно мавзолея Ильича”. Примечательно, что “летний сад Югоклимата” становится популярнейшим местом досуга для горожан. Вначале курортного сезона 1926 года на летней эстраде сада с огромным успехом выступает негритянский джаз-бэнд.

На концертах всегда много публики, интерес огромный. И пусть “шоколадные” ребята на самом деле только загримированы, зрители были в восторге: “Нет, вы смотрите, как этот барабанщик работает, 2000 движений в секунду!”. Часто на этих концертах можно было встретить ироничного Исаака Бабеля, щедрого на мистификации и страстного поклонника джаза. Но не только памятные часы досуга дарил одесситам Генрик Бейзерт. Его главный дар городу – зоопарк, уже почти достроен. В декабре 1926 года директор берлинского института естествознания Райхельд привозит экзотических животных для нашего зоопарка. Кроме обезьян, тропических рыб и птиц, в этой партии животных – муравьед, тигровая кошка… Теплолюбивые животные содержались во флигеле и в некоторых залах дворца, где ими могли любоваться первые посетители зоопарка. К началу 1927 года в Одесском зоопарке содержится уже 29 животных. Тогда же выходит первый “Временный(!) путеводитель по зоопарку”. Среди его эксклюзивов: львица со своей кормилицей собакой, “муромские медведи Маша и Миша, взятые щенками в берлоге наркомом товарищем Крыленко”, броненосец. Зоопарк популярен не только у одесситов, его экспозицию посещают гости города, в частности иностранные моряки, о чем регулярно сообщает вечерний выпуск “Одесских известий”. Согласно ориентировочной приходо-расходной смете Одесского зоологического сада на 1926–1927 гг. указывается, что в течение года предполагается 100 тыс. посетителей. Стоимость входного билета – 30 копеек, для экскурсантов – 10.

Конечно, территория мало подходила для содержания животных, и это хорошо понимал и сам Бейзерт, однако... “за неимением гербовой, пишут на простой”. К этому времени у зоопарка уже появились оппоненты, возражавшие против того, что животные содержатся вблизи порта и их могут беспокоить пароходные гудки (о, счастливые времена!).

Но главным препятствием были органы власти. Бесконечные проверки со стороны учреждений народного образования были вызваны только одним: кто финансирует? Проверяющие, как пишет Бейзерт в своих воспоминаниях, руководствовались принципом “если мы ничего им не даем, то возможно что-нибудь взять”. Получив от Бейзерта ответ, что деньги на строительство идут из собственного кармана, тут же написали донос в Госкомхоз, откуда тоже не замедлилась проверка. “Представители Комхоза пожаловали в зоопарк, но, убедившись, что постройки ими же разрешены и планы утверждены, и что работы ведет инженер Николай Скредер, и что прибывшие из-за границы экспонаты прошли Одесскую таможню и оплачены Внешторгом, начали поиск новых путей для возможного приобщения зоопарка к учреждениям Комхоза”, – так с горечью опишет позже свои “хождения по мукам” Генрик Бейзерт.

В 1928 г. по ложному доносу ГПУ его арестовало. Одним из обвинений было то, что Бейзерт принимал на работу лиц “непролетарского происхождения”. Продержав в заключении 100 дней, без предъявления обвинения, его выпустили. Известно, что во время его ареста о его освобождении ходатайствовали Владимир Павлович Дуров вместе с академиком Павловым.

Во время изоляции Бейзерта большая часть коллекции погибла. От Госкомхоза, прибравшего зоопарк к своим рукам поступило предложение забрать животных. Они были переданы Бейзертом в зоопарки Киева, Харькова, Ленинграда. В течение двух лет все было разрушено...

А что же Бейзерт? Он отправляется в Москву к братьям Дуровым, с которыми его связывала большая дружба. Как вспоминала дочь Бейзерта Лидия, в 1932 году ее отец работал в 1-ом образцово-показательном зверинце в Москве, выезжал в Йемен и Арабские эмираты для закупки животных. База для их акклиматизации находилась в Одессе. Таким образом, связь с родным городом для Бейзерта не прерывалась.

К этому времени на суд городских властей был представлен ряд проектов с целью определения места для будущего зоопарка. Был выбран участок по сегодняшнему проспекту Шевченко (бывшая дача Тработти) – ныне это место занимает дендропарк Победы. Эта территория площадью 65 га была удобна во всех отношениях: она была огорожена, имелась водопроводная сеть (канализация отсутствовала), линия электроосвещения, рядом проходило несколько трамвайных маршрутов. К участию в работе комиссии был привлечен видный зоолог Н.Г. Лигнау. Был объявлен всесоюзный конкурс на лучший проект, и сразу три проекта были приняты в качестве основы строительства будущего зоопарка. Горсовет вынес постановление об организации в Одессе зоопарка на проспекте Шевченко, строительство которого было начато в 1929 году. Полным ходом шли изыскательские работы: были выполнены лесной и степной водосборы, сооружены дамбы на главной аллее, приступили к насыпке “гор Крыма и Кавказа”. Но строительство было остановлено и прекращено по банальной одесской причине – не хватило средств.

Бейзерт в эти годы продолжает работать, заведует передвижными зверинцами Госцирка. Любопытно, что в 1933 г. ему поручается руководство 4-м госзверинцем, располагавшимся на Привозе. В сохранившейся справке это учреждение названо отделением “Югоклимата”, с которым Бейзерт не порывал связь, фактически ведя всю организаторскую работу. Известно, что для будущего зоопарка Бейзерт собирал коллекцию животных.

А тем временем в Одессе происходят следующие события. По решению городских властей были ликвидированы 1-ое христианское и 1-ое еврейское кладбища. Богатые фамильные склепы, памятники знаменитым горожанам были варварски разрушены и разграблены. А на “освободившейся” территории появился парк Ильича и… зоопарк.

В 1935 году Бейзерту предлагают территорию для зоопарка, который нужно построить “в порядке хоздеятельности за счет будущих доходов зоопарка”. Срочно нужен проект, его незамедлительно нужно представить городским властям. Наученный горьким опытом, Бейзерт находчиво меняет на старом плане зоопарка 1914 г. названия улиц (они совпадают с нынешними), окружающих его сооружения и приступает к строительству. Конечно, не все указанные на старом плане строения можно было воплотить в реальности, слишком малой была территория.

И в этом тоже весь Бейзерт, он спешит реализовать свои замыслы, территория зоопарка обустраивается. Единственным архивным документом, подтверждающим открытие зоопарка в Новощепном ряду, стал доклад директора зоопарка Генрика Бейзерта на исполкоме Ильичевского районного совета трудящихся в 1945 году. “Одесский зоопарк был организован на территории Ильичевского парка в 1937 году, причем без бюджетных ассигнований, и работал на хозрасчете”, – докладывал первый директор зоопарка Генрик Бейзерт. Да, безусловно, он понимал, что территория не очень подходит для воплощения его замыслов о современном зоопарке, который может стать не просто домом для животных, но и научно-просветительским центром.

Однако он создал зоопарк в Новощепном ряду, ставший на много лет любимым местом посещения не только детворы, но и взрослых. Период становления зоопарка выпал на годы войны и оккупации. Во время обороны Одессы на территории зоопарка размещались подсобные хозяйства зенитной батареи противовоздушной обороны. Бойцы батареи взяли шефство над животными зоопарка, оказывали помощь раненым животным, косили траву, приносили мясо убитых лошадей. Когда был получен приказ из ставки главнокомандующего о том, что Одессу надо оставить, началась эвакуация армии, гражданского населения. На судах торгового флота было вывезено оборудование фабрик и заводов, были эвакуированы даже лошади кавалерийских частей. Эта операция была признана одной из самых образцовых в истории Второй Мировой войны. Однако животных зоопарка вывезти не представлялось возможным. Поэтому Бейзерт остался в Одессе, получив приказ секретаря Одесского обкома КПУ(б) А.Г. Колыбанова сохранить животных любой ценой. И он сохранил их во время войны и фашистской оккупации, не имея ни малейшей поддержки от оккупационных властей, как всегда полагаясь на свои собственные силы.

По свидетельству Л.А. Гипфрих, в семейном архиве Бейзерта сохранилась докладная записка, относящаяся к первой половине 50-х годов. В ней Бейзерт пишет: “25 октября 1941 года фашисты устроили в Одессе кровавую бойню, уничтожив десятки тысяч ни в чем неповинных жителей нашего города. «Завоеватели» Одессы считали, что все имущество является их собственностью. В ноябре сорок первого года в зоопарк явилась комиссия для инвентаризации всего имущества как «трофея» завоевателей румынской армии. Зверей мы кормили сами, добывая средства на пропитание из скудных запасов, как и где только могли. Никто не получал зарплату. Я предложил комиссии принять на содержание зверей и людей. Комиссия ответила отказом, они не имеют возможности чем-либо помочь, так как сами голодают. С этим комиссия и ушла”.

Вскоре последовал приказ от городского примара (городского головы) господина Пынти. Бейзерту было предложено выполнить в порядке принудительной обязанности предписание городских властей. Очень интересно следующее свидетельство Бейзерта: “Так как зоопарк закрыт и не посещается публикой, то нас мобилизуют на следующую работу: транспортом зоопарка, конным и механическим, а также всем сотрудникам работать в течение двух месяцев. Мы обязаны освободить помещение храма Успения Богородицы от лежавшего там архива за период с 1875 года, все, что сохранилось. Архив этот был размещен в храме, в верхней и нижней части его. Архив представлял собой многотонное имущество, уложенное в кипы по характеру содержания и годам... Я думал о том, что спасти архив нашего города необходимо. Пришел чиновник и сказал перевозить в синагогу на Пушкинскую улицу. Я принялся за работу, руководил отгрузкой и транспортировкой. Здание большое, выдержит, будет сохранен архив и здание...”.

В связи с тем, что Пынти отказал зоопарку в поддержке, нечем было кормить животных. И тогда Бейзерт открыл трикотажную мастерскую, доходы от которой шли на пропитание животным. Территория Одесской области была подарена Гитлером своему верному союзнику Антонеску. При отступлении румыны хотели забрать с собой наиболее ценные экземпляры коллекции Одесского зоопарка. Особенно хотелось им вывезти зубробизона. Несколько раз Бейзерт рапортовал, что животное дикое и представляет большую опасность. Когда был получен приказ вывезти животное, приготовив его к эвакуации, Бейзерт пустился на хитрость. Выехав из зоопарка, транспорт с зубробизоном и другими животными кружил и кружил по городу. Затем направился к вокзалу, где Бейзерт и спрятал их на станции Одесса-Товарная.

Л.А. Гипфрих приводит еще одну запись из воспоминаний Генрика Бейзерта: “Товарищ Колыбанов сохранностью зоопарка остался доволен. В июне 1944 года выдал мне мандат, что полностью все сохранено. В течение консервации мною содержалось 500 голов экспонатов, оплачивалась зарплата сотрудников, моя же зарплата и пенсия мне не выдавалась, а расходы по содержанию зверей никем не были оплачены. Имущество было полностью сохранено, и зоопарк приступил к приему первых посетителей”. Напомню, что это произошло уже 12 апреля 1944 года. В это время в зоопарке содержалось 30 видов млекопитающих, 21 вид птиц и 1 вид пресмыкающихся. В вольерах содержалось 9 львов, к которым сам Бейзерт испытывал особую привязанность.

Каким же хотел видеть наш зоопарк его создатель Генрик Бейзерт?

Прежде всего, это – дом животных, в котором им должно быть просторно и уютно. И не только дом. Бейзерт полагал создать при зоопарке экспериментальные лаборатории, которые должны были работать по следующим направлениям: микробиология, гидробиология, ихтиология и даже биологические методы борьбы с вредителями сельского хозяйства. Сохранилась переписка по этому поводу с профессором Третьяковым, чье мнение для Бейзерта всегда было авторитетным. Более того, уже 15 апреля экспериментальная лаборатория при зоопарке была открыта. Однако в августе 1946 г. Одесский зоопарк был передан в ведение областного отдела культурно-просветительской работы, и перед ним были поставлены другие задачи. В зоопарк пришел новый директор.

Генрик Владимирович продолжает работать, заведуя микробиологической лабораторией, а в 1949 году выходит на пенсию.

Скончался он в 1960 году. Его колоритная фигура памятна многим старожилам города. И дело было не только в его исключительной энергии, импозантной внешности, восхищавших пылких одесситок даже и в его преклонные годы. Он обожал свою вторую жену Веру Михайловну, двух дочерей. Педагог, филолог по образованию, Вера Михайловна была верной помощницей мужа, разделяя его интересы. Долгое время она работала на станции юных натуралистов, к основанию которой Бейзерт был также причастен. Старшая дочь Лидия (по мужу Новикова) переехала в Москву, стала театроведом, младшая дочь Елена жила в Одессе. В настоящее время в Одессе уже не осталось никого из семьи Бейзертов. Лидия (она уехала на родину отца) в конце прошлого века посетила наш зоопарк, который создал, а затем в невероятных условиях военного времени сохранил для города ее отец, легендарный норвежец Генрик Бейзерт.

Мы сохраним благодарную память о нем, так же как и о тех его директорах, которые искренне старались сделать зоопарк не просто местом отдыха, но истинным оазисом заповедной природы в миллионном городе.

 

Александра Волкова,
зав. эколого-просветительским отделом Одесского зоопарка

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom