Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Давингоф Владимир Христофорович – дирижер.

 

В.Х. Давингоф

В начале июня 1905 года в Одессу приехал петербургский дирижер, композитор и, как он себя именовал, “действительный член Общества европейских композиторов” Владимир Христофорович Давингоф. Столичная пресса небезосновательно называла его творцом мелодичных вальсов и самобытным дирижером. В Одессе он в течение месяца каждый вечер дирижировал оркестром на эстраде, устроенной на Ланжероне, но газеты о нем и словом не обмолвились. И тогда Давингоф придумал беспроигрышный, по его разумению, трюк, анонс о котором поместил на первых полосах газет: “В субботу, 9 июля 1905 года, имеет быть экстраординарный бенефис композитора-дирижера и декадента В.Х. Давингофа, который при усиленном симфоническом оркестре дирижировать будет верхом на живой чистопородной арабской лошади”. Таким необычным образом он рассчитывал привлечь к себе внимание сонных, по его столичному разумению, провинциальных рецензентов и добился этого, но результат оказался неожиданным. Давингоф незамедлительно был назван клоуном, а все содеянное им – профанацией, бесстыдством, неуважением к своей профессии, хулиганством в искусстве и полным сумасбродством. А он, рассудив, что и такая реакция предпочтительней глухого молчания, еще полтора месяца дирижировал струнным оркестром на Ланжероне и отбыл, чтобы... вернуться через шесть лет.

Теперь он услаждал слух гуляющей публики на вечернем Приморском бульваре, и опять о нем заговорила вся Одесса, как написал местный стихотворный фельетонист, скрывшийся под псевдонимом Мефистофель:

Пойдем на Николаевский

Бульвар, послушать музыку:

Ведь там маэстро Давингоф,

О нем лишь в нашем городе

Теперь и говорят...

На этот раз маэстро декадентом себя уже не объявлял, но, дирижируя, все так же подпрыгивал и пританцовывал на своем помосте, и одесситы лишний раз убеждались в том, что Давингоф, мягко говоря, таки большой оригинал, что вскоре было закреплено, как говорится, черным по белому. В июле 1911 года местный журнал “Крокодил” поместил шарж художника Бориса Антоновского, изобразившего в нескольких позах танцующего дирижера, чьи остроконечные усы и колпак, примятый так, что смахивал на огромный берет, выдавали хорошо знакомого всем Давингофа. На это прозрачно, но юридически неуязвимо намекала и подпись под рисунками “Маэстро Танценгоф”, ниже которой шрифтом помельче было напечатано: “немного нормален”. Попадание было, что называется, в десятку.

В.Х. Давингоф

Автор же одной полностью разгромной рецензии укорял его за то, что “он танцует, он прыгает”, именовал “ремесленником” и обвинял в том, что он, дескать, смеется над собственной музыкой. Тогда можно было и так определять его дирижерскую манеру, теперь можно считать, что он в какой-то мере предвосхитил стиль участников нынешних шоу. Давингоф написал сотни полторы музыкальных произведений, коим давал забавные названия: вальс “Рентгеновские лучи”, романс “Не щекочи”. Воспоминанием о давних гастролях остался вальс “Одесские ласки”, а вальс “Герольд” поныне включают в серию “Жемчужины русских вальсов”.

Но в памяти одесситов Давингоф остался благодаря “живой чистопородной арабской лошади”. В книге “Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона” В. Катаев вспоминает “знаменитого маэстро Давингофа, который дирижировал, сидя верхом на жирной цирковой кобыле…”. В “Книге прощания” Ю. Олеши одной из примет Одессы времен его детства появляется “маэстро Давингоф, дирижировавший оркестром в кафе на бульваре, сидя верхом на белой лошади”. И Л. Утесов в цикле миниатюр “Моя Одесса” вспомнил Давингофа: “Духовым оркестром дирижирует военный капельмейстер. Иногда, в качестве гастролера, “сам Давингоф”… Дирижирует в чрезвычайно оригинальной манере… На месте не стоит. Пританцовывает, а иногда просто танцует. Его специальность – вальсы, особенно Штрауса. Тут он великолепен… Однажды решил дирижировать, сидя на белой лошади… С этого злополучного концерта одесситы стали называть Давингофа “Марьяшес Второй” (известный городской сумасшедший – Р. А.). Бедный Давингоф! Он не дожил до джаза, вот где мог бы развернуться его веселый талант!..” Утесов написал это с пониманием сути дела и сочувствием к собрату по профессии.

 

Ростислав Александров,
писатель, краевед

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom