Они оставили след в истории Одессы

Биографический справочник

 

 

Зильберман Давид Беньяминович (1938-1977)

 

Д. Зильберман

Давид Беньяминович Зильберман – выдающийся философ ХХ столетия.

Родился в Одессе 25 мая 1938 года.

В 1955 году он блестяще окончил 43-ю среднюю школу, а в 1962 году – Одесский гидрометеорологический институт. Он был всесторонне образован, прекрасно знал мировую литературу, поэзию мог читать часами наизусть, любил музыку, чисто насвистывал сложнейшие мелодии и был удивительным рассказчиком, очаровывающим слушателя. По природе он был застенчив и немногословен. Среди тех, кто знал его лично, он был известен и всегда вспоминался как Эдик. Друзья тянулись к нему и трогательно его любили. Одессу он прекрасно знал и любил. С юных лет объездил ее на дешевеньком велосипедике вдоль и поперек, исходил все одесские пляжи и ласкающие глаз долгие километры Каролино-Бугаза.

С 1962 по 1967 гг. Д. Зильберман работал синоптиком в Ашхабадском аэропорту. Любовь к астрономии привела его к Крониду Любарскому, работавшему в Фирюзинской обсерватории. К их обоюдной радости эти встречи отточили многие вопросы, которые могли занимать увлеченную душу. Там, в Средней Азии, произошло одно из главных событий, которое значительно ускорило путь Д. Зильбермана к своей сути. Это была встреча с выдающимся русским индологом академиком Б. Смирновым.

Годы в Средней Азии были плодотворными. За короткий срок Д. Зильберман самостоятельно изучил санскрит, греческий, латынь и еще несколько языков, работал над переводами с санскрита, написал ряд философских рассуждений. Санскрит стал прекрасным ключом в сферы познания.

Вернувшись в Одессу в 1967 г., Д. Зильберман пытался изложить свои концепции представителям одесской философской школы, активно участвовал в семинарах, организованных профессором А. Уемовым на кафедре философии Одесского университета (некоторые из философских диспутов были артистически блестящими). Однако официального предложения работы не последовало.

В 1968 году Д. Зильберман приехал в Москву, поступил в аспирантуру в Институт конкретных социальных исследований АН СССР (ИКСИ), став аспирантом Ю. Левады и участником Московского социологического кружка Г. Щедровицкого. К этому времени Д. Зильберман был уже зрелым мыслителем.

Д. Зильберман

По словам Ю. Левады, управлять таким могучим интеллектуальным вулканом невозможно. Доклады Д. Зильбермана, сделанные на семинарах Г. Щедровицкого, “насыщенные материалом и рассчитанные на весьма подготовленное восприятие”, стали распространяться в копиях в Москве, Ленинграде, Новосибирске.

А. Пятигорский говорил: “Явился он в Москву потрясать моих друзей (все мы старше его лет на десять) феноменальным знанием марксизма, а также Парсонса, Вебера, Шелера, Поппера и чего еще угодно. Так что когда он в 1973 г. уехал из Москвы в Бостон, потрясение, им произведенное, еще не прошло”.

За годы аспирантуры Д. Зильберман написал самостоятельно, а также в сотрудничестве с другими философами-индологами (А. Пятигорский, В. Межуев) семь крупных статей для Большой Советской Энциклопедии, статьи для журнала “Вопросы философии”, завершил фундаментальную диссертацию “К пониманию культурных традиций” (около 1000 страниц). Она успела пройти малую защиту, а главную ему так и не дали защитить.

Разработал и описал новый способ мышления, который назвал “модальной методологией”. Теперь изучение этого материала входит в учебные программы по философии в университетах США, Канады.

Этот замысел зародился в 1972 г., когда Д. Зильберман являлся представителем московской философской школы, и был сформулирован в 1975-1977 гг. в докладах, предложенных на Бостонском философском коллоквиуме (США).

“Вы любите мудрость.

А я буду любить любовь к мудрости”.

                                 Давид Зильберман

Как же воплотилась эта мысль, и что уникального принес миру Давид Зильберман?

Е. Гурко (проф. Бостонского университета, США) глубоко и проникновенно попыталась сформулировать это в своем предисловии к русскому переводу книги Д. Зильбермана “Генезис значения в философии индуизма”:

“Д. Зильберман впервые в систематическом и развернутом виде разработал и изложил основы нового философского мировидения. «Философское делание» Д. Зильбермана началось с открытия способа мышления (который он, по собственному признанию, не может назвать «новым» – просто потому, что ничего подобного прежде не существовало, пришедшего к нему после многолетних усилий помыслить культурную традицию без того, чтобы быть уловленным ею, «окаменевшим» в ней). Способ этот, названный Д. Зильберманом «модальным методологизированием», или просто «модализированием», очень скоро был опознан им как универсальный метод философского мышления; вооруженный этим методом, Д. Зильберман, по его собственному признанию, «двинулся меж разных философий в третий путь, никогда никем не подозреваемый ранее».

«Модальное путешествие» Д. Зильбермана имело своими результатами столь радикальный пересмотр самого понятия философии, ее предметности, ее истории, взаимоотношений философии со всеми остальными сферами интеллектуальной и практической активности, вообще смысла человеческого существования, как увязанных с философией и творимых ею, какой и представить невозможно в границах современной философской ментальности”.

В 1972 г. из-за публикации статьи о Каббале Д. Зильберман был жестко отстранен от научной деятельности без права трудоустройства. Подготовленные к этому времени к печати статьи издавались под псевдонимами. Переведенная с английского книга американского индолога Д. Ингаллса была издана с вступительной статьей “от переводчика” – без имени.

Д. Зильберман "Кара-Бугаз. Ил и я"

Средства к существованию зарабатывались переводами для Московской патриархии (Оксфордский богословский словарь, История французского королевского двора и др.).

В 1973 г. Д. Зильберман эмигрировал в США. Вскоре он получил контракт от Нью-йоркского университета на чтение курса лекций по философии и антропологии. В 1974 г. он был приглашен в Чикагский университет преподавать индийскую философию. Там же он запросил грант на поездку в Индию для ведения исследовательской работы. Последующие два года Д. Зильберман работал профессором философии в Брандайском университете в Бостоне. Тем временем грант от Чикагского университета на поездку в Индию был получен.

Но судьба распорядилась иначе. Июль 1977 года. Давид Зильберман, возвращаясь домой на велосипеде после встречи со своими студентами, был сбит машиной…

Роман Якобсон, профессор Гарвардского университета (Бостон, США) о Д. Зильбермане:

“Давид Зильберман, несомненно, истинный эксперт в сравнительном анализе древнегреческой, классической немецкой, французской и английской философии с восточными философскими традициями, особенно индийской мыслью, от ведического периода до современности. Его исследования этих грандиозных проблем привели к впечатляющим и плодотворным открытиям и результатам. Он обладает глубокой эрудицией и оригинальными, хорошо фундированными концепциями по большинству различных исторических проблем семиотики, от античности до современности. Прекрасное знание текстов индийской и греческой философии и тонкое понимание их терминологии, фразеологии и содержания, несомненно, принадлежат к числу наиболее впечатляющих достижений его исследований.

Он прекрасно ориентируется в исторических и методологических проблемах логики, лингвистики, социологии, антропологии и религиозной мысли”.

Д. Зильберман

Первая книга Д. Зильбермана “Генезис значения в философии индуизма” была подготовлена к печати его студентами под редакцией профессора Р. Коэна в 1988 году.

Из предисловия к этой книге, написанного Р. Коэном (директором Центра философии науки Бостонского университета):

“Давид Зильберман вернулся в Бостон осенью 1975 года, и мы возобновили наше краткое знакомство, начавшееся двумя годами ранее в Нью-Йорке. Он был частым гостем нашего Бостонского коллоквиума по философии науки – корректным, но страстным комментатором, диспутантом, ментором. Его очень ценили у нас за необыкновенную глубину знаний, интеллигентность, мудрость. Он был прекрасным лектором, одновременно ясным, глубоким и строгим в своих суждениях. Я помню его новаторскую лекцию о Спинозе и Марксе, прочитанную моим студентам в курсе марксистской философии, а также блестящий доклад о теории познания в индуизме. Это были столь присущие ему качества – качества учителя, собеседника... и еще мечтателя. Мы предложили ему развернуть доклад об индийских эпистемологиях в книгу, и он загорелся этой идеей.

Эта книга и есть реализация этого замысла – надеемся, не очень далекая от того, что он хотел сделать сам. Мы можем надеяться теперь, что его труды не будут преданы забвению, что тексты его, хранящиеся в нашем архиве, будут прочитаны многими, что конспекты его лекций, записанные студентами, пополнят наш архив. Мы надеемся сохранить память о нем и потому будем рады любым новым поступлениям в Архив Зильбермана.

Он работал столь великолепно, столь стремительно... Его блестящие тексты, писанные и по-английски, и по-русски, исходили из глубинного и мощного источника его интеллекта. Казалось, ему всегда не хватало времени – как будто он уже знал, что жить оставалось очень недолго.

Русский, еврей, индийский рационалист и мистик, ученый, философ, гуманист... Зильберман был человеком нашего времени, заглянувшим далеко вперед. Он был светлым гением”.

 

Раиса Зильберман, сестра Д.Б. Зильбермана

 

 

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom